Талалаев назвал главное отличие Российской премьер-лиги от зарубежных чемпионатов

0
95

«После развала Союза у многих оставалось ощущение, что мы по-прежнему находимся в лидерах мирового футбола»

Известный российский тренер, обладатель Кубка страны, работавший с юношеской сборной и многими отечественными командами, Андрей Талалаев на пресс-конференции в «МК» рассказал о сложностях карьеры футбольного тренера в России.

Фото: Геннадий Черкасов

Андрею Талалаеву 5 октября исполнилось 50 лет. За свою долгую и интересную жизнь в футболе он успел поиграть и в России, и за границей. Завершив выступать в 28 лет из-за травм, Талалаев сумел стать одним из самых интересных и узнаваемых специалистов со своим видением футбола. Недаром «Ахмат», последнюю команду, с которой он работал до сентября этого года, называли «командой Талалаева». Что такое современный футбол и что должен знать и уметь успешный главный тренер команды, Талалаев рассказал в своем интервью «МК».

— В результате долгой работы накапливается кумулятивный эффект, и небольшая усталость есть. С точки зрения борьбы за каждый матч, выигрыша в каждой игре. А что касается вообще футбола, то от него невозможно устать. Потому что и сам футбол, и люди, которые в нем работают объединяют в себе и любимое дело, и хобби, и страсть, и возможность личного роста. Поэтому мы с вами счастливые люди.

— После развала Советского Союза у многих оставалось ощущение, что мы по-прежнему находимся в лидерах мирового футбола. Но постепенно началось расслоение. Выбор футболистов стал меньше. Из 250-ти миллионной страны мы превратились в страну с населением чуть больше 140 миллионов. Также многие игроки, добавлявшие самобытную палитру, из Армении, Грузии, Украины, Белоруссии, стран Балтии играют теперь в своих чемпионатах и зарубежных чемпионатах более высокого уровня. А претензии у требовательного российского болельщика остались прежние. Как и амбиции. Плюс пошло проседание, так как футбол неразрывно связан с социальной жизнью, и вопросы, связанные с ее уровнем, некоторое время были первичными. Поэтому не было вложений в развитие футбола, в развитие футбольных технологий, футбольной индустрии, какие делали «богатые» страны на протяжении двадцати лет после развала Союза. Поэтому все специалисты и говорят, что главное различие в уровне интенсивности. Особенно когда мы сравниваем лучшие матчи Лиги чемпионов, Лиги Европы и лучшие игры нашего чемпионата. Слишком большое различие именно в уровне и качестве действий на максимальных скоростях. Наши футболисты в отдельно взятом матче могут обыграть любую команду. Но если брать весь чемпионат, то и скорости, и мощность, и плотность игры ниже. Из-за этого есть разница и в зрелищности матчей.

— Могу с вами согласиться только отчасти. Потому что футбол прежде всего творчество и креатив. Ни один робот в ближайшее время не сможет восполнить эти человеческие способности. Поэтому мы так любим нашу игру. Да, просчитать и подсчитать можно многое. Но любой тренер вам скажет, что игра у чужих ворот — это прежде всего нестандартность. Ее сложно просчитать. Если говорить о забитии голов, об организации игры, об организации обороны, о выходе из обороны в атаку — сейчас многое считается. В своей работе тренера я использую много различных помощников. У нас есть тренер по науке, тренер по физподготовке. Во время матча на трибуне где-то наверху сидит тренер-аналитик и с помощью компьютерной программы корректирует в режиме реального времени многие показатели. Футболисты играют с мониторами сердечного ритма и приборами GPS на спине. Поэтому главный тренер по ходу матча может корректировать игру команды не только визуально, если ему что-то не нравится, не только в зависимости от того, выполняет ли игрок его установки, но и в зависимости от объема его перемещений по полю, качества этих перемещений.

Допустим, про игрока говорят, что он пробежал за матч 12 километров. Но это не самый важный показатель для нападающего или флангового игрока. Тебе нужны «взрывы», нужно не просто убежать от своего оппонента, нужно обыграть его, успеть сделать техническое действие. И еще успеть потом вернуться обратно на максимальной скорости. Поэтому сегодня футбол — очень наукоемкая индустрия. Самым главным его потребителем всегда будет оставаться зритель. И ни один робот не сможет передать то удовольствие, с которым любители футбола на следующее утро после матча будут обсуждать перипетии игры, в том числе ошибки футболистов и судей. Это именно то, что позволяет людям испытывать эмоции. И выплескивать их по ходу матча. Да, мы иногда обижаемся на реплики болельщиков, когда что-то не получается на поле. Но с годами ты начинаешь понимать, что именно ради этого мы и занимаемся этой профессией, футболом. Мы дарим людям эмоции. И это является самой главной наградой. Недаром футбол является спортом номер один. Он — самый демократичный. В него играют все. К тому же, это один из немногих видов спорта, который развивает сразу два полушария мозга — и творческое, и логическое. Поэтому я убежден, что футбол будет оставаться самым популярным спортом. Вызывающим такие яркие эмоции.

Вспомните хотя бы чемпионат мира 2018 года в России. Как он феерично прошел, как выступила наша сборная. За что нужно похвалить тренерский штаб команды во главе со Станиславом Черчесовым. И руководство нашего футбола. Даже Олимпийские игры по масштабности народного интереса не сравняться с ним.

— Для меня это очень важная дата. И со знаком плюс, и со знаком минус. Когда меня вызвали тогда в сборную, я сначала подумал, что это шутка. Потому что тогда в «Торпедо» мы играли средненько. Но Борис Петрович Игнатьев мне перезвонил и сказал, что ждет меня на сборе. Где была собрана элита российского футбола. На тот момент с Владимиром Бесчастных мы были самыми молодыми в этой команде. А горечь в том, что на том сборе я получил травму. И не смог принять участие в товарищеском матче со сборной Мексики, смотрел его с трибуны.

После этого у меня был только еще один шанс, когда сборная играла в Италии. Но у меня снова была травма, это очень больно и обидно. И я не смог помочь команде. Так что роман с первой сборной у меня не сложился. Если быть честным, сегодня с позиции прожитых лет и моего тренерского опыта я понимаю, что на тот момент были футболисты сильнее меня. Которые добились больших успехов и больше пользы стране принесли. Потому что выход на поле в майке с гербом твоей страны под национальный гимн — апогей карьеры футболиста и тренера.

— Я, наверное, один из самых больших специалистов в этой области. У меня было пять операций на одном колене и три на другом. Уже пять лет, как у меня искусственный коленный сустав, который не позволяет играть в футбол. Приходится кататься на велосипеде и плавать.

Травматизм в нашем спорте — самое неприятное, что может быть. Все можно пережить — негативные этапы карьеры, когда что-то не получается, когда не забивается, когда проигрываешь в шаге от финала. А травмы заставляют очень серьезно задуматься о возможности продолжения карьеры. Руководители клубов, Лиги, РФС делают все, чтобы уменьшить процент травмоопасности. Даже судьи в последние года очень сильно понизили уровень ведения единоборств в связи с тяжелыми травмами и большими сроками восстановления. Мне пришлось в 28 лет закончить карьеру футболиста, потому что организм уже просто не позволял играть. Игроки пропускают много времени. Когда ты без футбола полгода, год, процесс возвращения на поле трудный. Еще акцентируется внимание на том, что нужно улучшить качество футбольных полей. Рад, что в нашей стране, особенно с учетом построенных к ЧМ-2018 стадионов, с этим сейчас все хорошо. Появилось много искусственных полей последнего поколения.

Повышается уровень образования тренеров. Сейчас Академия РФС занимается именно комплексным образованием. Они очень правильно сделали, объединив образование тренеров и образование арбитров. Потому что эти образовательные процессы должны быть полностью взаимосвязаны. Судьи, в том числе обеспечивающие безопасность игроков, должны понимать тонкости игры. А тренеры должны понимать сложности работы арбитров.

Спортивная медицина тоже не стоит на месте. Каждый год придумывается что-то новое. Те же криокамеры, которые появились десять лет назад. Тогда они стоили более миллиона евро. Сегодня они не такие дорогие. Более технологичные. Это позволяет использовать их не только после матчей, но и во время тренировочного процесса. Появилась возможность у всей команды после тренировки обработать микротравмы. А это, в свою очередь, позволяет избежать более серьезных травм.

— Конечно, лучше об этом спросить у наших спортивных докторов. Я думаю, что это сложившийся стереотип. Уровень оборудования постепенно выравнивается. Все нововведения, что появляются там, появляются и у нас. Просто все видят, где делают операции ведущие иностранные футболисты. И у спортсменов возникают определенные ассоциации. А каждый спортсмен заботится о своем здоровье. И хочет получить лучшее. Поэтому и стремятся в те клиники, которые обладают определенной репутацией. Я могу сказать, что у нас достаточно специалистов, которые проводят очень качественные операции. Допустим, операция мениска — вообще элементарно. Как насморк вылечить. Так что проблема в стереотипах и отсутствии хорошего, положительного пиара наших клиник.

В клубах, где я работал, в «Химках», «Ахмате», «Крыльях» только самые сложные случаи травм мы отправляли за границу. Уровень нашей медицины позволяет спокойно справляться с повреждениями среднего уровня тяжести.

Еще могу сказать, что футболисты с бóльшим желанием идут в те команды, где статистически меньшее количество травм у игроков.

— Конечно. И задача тренерского штаба быть настолько разнообразным, чтобы у вас профилактика травм, скорость восстановления после них соответствовал индивидуальному уровню роста мастерства футболистов. Потому что игроки думают не только об уровне своего материального благосостояния, но и о том, каких успехов они могут добиться в той или иной команде с тем или иным тренером. И о продолжительности своей карьеры тоже думают.

В моем тренерском штабе на протяжении последних двадцати лет один из тренеров по физподготовке — итальянец. И он либо очно, либо «на удаленке» пишет программы реабилитации. Потому что у них не было того пробела, что был у нас в 90-х. Старший тренер у меня Юрий Нагайцев с двойным гражданством Латвии и России. По менталитету, он скорее немец — у нас всё очень четко расписано. И профилактика травм — одна из главных статей. Потому что выходя на футбольное поле, в матче или на тренировке, футболисты очень сконцентрированы и все очень хорошо делают. А вот на разминке или на тренировке в тренажерном зале, на восстановительных мероприятиях надо четко за всем следить.

Еще нужно следить за всеми новостями в реабилитации. Например, каждые полгода у нас меняются правила по фармакологии. По спортивному питанию постоянно происходят изменения. Допустим раньше было насыщение кофеином и сахаром перед игрой, максимальное количество калорий. Сейчас в ведущих мировых командах сахар совсем убирается. Так как он может привести к травматизму.

Футбол — интересный и комплексный процесс. И если ты хочешь развиваться в нем, то нужно каждый день следить за всеми новостями. И в одиночку это нельзя сделать. Вокруг тебя должны быть единомышленники. И самое главное — футболисты тоже должны проникнуться твоими идеями развития. Если это получается, то можно добиться неплохих результатов и вырастить хороших игроков.

Источник www.mk.ru

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

+ 28 = 31